Руслан Хазарзар. Зачем Иисусу обол Харона?
 
 

 

Руслан Хазарзар

Зачем Иисусу обол Харона?

Как известно, сторонники подлинности Туринской плащаницы, т. е. те, кто считает ее посмертным покрывалом Иисуса, часто апеллируют к т. н. Теории монеты, суть которой кратко изложена, в частности, на сайте UFO: «Заслуживает упоминания такое многим хорошо известное “открытие”, как обнаружение на Плащанице изображение монет. Не входя в критику этих работ, следует все же отметить, что автором гипотезы о наличии монет на глазах человека, изображенного на Плащанице, был д-р Джексон, и сделал он это предположение для объяснения увеличенной формы глаз. Позже он сам отказался от этой гипотезы, но горячие энтузиасты при большом желании и с помощью искусственного увеличения фотографий, сделанных во взаимно поляризованных лучах, начали видеть (или делать видимым) то, что на Плащанице есть отпечатки монет, которыми были покрыты глаза Покойного. Это очень редкая монета, “лепта Пилата”, чеканившаяся только около 30-го г. по Р. X., на которой надпись “император Тиберий” (TIBEPIOY KAICAROC) сделана с ошибкой: CAICAROC. Монеты с такой ошибкой не были известны нумизматам до публикации фотографий Туринской плащаницы. Лишь после этого в разных коллекциях обнаружено пять подобных монет. “Лепта Пилата” датирует наиболее древнюю возможную дату погребения — 30-е гг. по Р. X. Невозможно предположить, чтобы фальсификаторы средних веков сообразили (да и физически могли) для изготовления подлога использовать редкие монеты I в. с редчайшими ошибками».

Академик Сапунов в одном из интервью также отмечает: «А эта история с динариями? Доктор Боллоне заметил, что на глазах усопшего были монеты времен Понтия Пилата, но буквы Ц и К — Цезарь и Кесарь — были на них перепутаны местами. Сначала ученые восприняли это открытие как доказательство подделки плащаницы. Некоторые даже называли автора фальсификации — Леонардо Да Винчи. Но позже в коллекции одного из английских музеев случайно нашлись подлинные римские динарии именно с такой опечаткой. Подобные вещи трудно придумать специально».

Надо сразу отметить, что для Б. В. Сапунова даже не важно, идет ли речь о лептоне, или о денарии, перепутаны ли местами буквы, или надпись просто имеет смешанный греко-латинский характер, — все это академика совершенно не интересует, поскольку, как я показал еще в 2003 году, его невежество в области истории и лингвистики доходит до курьезов.

Православный сайт «Азбука Веры» еще более категоричен: «На Туринской плащанице в области закрытых глаз найдены отпечатки плоских, подобных кнопкам предметов. А из истории античного мира ученым давно известно, что кроме прочих погребальных обычаев, определенно есть два, которые древние евреи соблюдали всегда: они клали на веки усопшего монеты и перевязывали голову повязкой. Делалось это с сугубо практическим расчетом. Голову обвязывали узким полотном для того, чтобы не открывался рот. Монеты клали на глаза с подобной целью — чтобы веки самопроизвольно не полуоткрылись».

Утверждение, что евреи всегда и, в частности, в период Второго храма соблюдали обычай класть на веки покойника монеты, повергает в недоумение. Это категоричное утверждение, как будет показано ниже, не подтверждается никакими историческими свидетельствами. Обычай подвязывать челюсть и закрывать глаза покойнику у евреев действительно был, на что ясно указывает Мишна (Шаббат.23:5), однако о том, что на глаза клались монеты, нет и намека. Наоборот, Тосефта (Шаббат.18:19) уточняет, что желающий закрыть глаза мертвому должен для этого вводить под ресницы покойного масло, и тогда глаза сами смыкаются. Понятно, что если бы монеты прикрывали глаза, то необходимость в масле отпадала бы сама собой, а следовательно, комментарий Тосефты исключает обычай класть на веки покойника монеты.

На предмет изображения монет Туринская плащаница действительно исследовалась. Вышеупомянутый Дж. Джексон увеличил диапозитив с ее изображением с помощью анализатора VP-8 и различил на глазах круглые пятна[1]. Впоследствии некоторыми исследователями эти пятна и были отождествлены с отпечатками монет[2]. Однако здесь необходимо сразу же сделать важное замечание, сводящее на нет все вышеупомянутые выводы. Я сейчас даже оставлю в стороне факт нечеткости изображения на плащанице, а заострю внимание на другом. Известно, что из ничего ничего не возьмется: монету с плащаницы можно «доумозреть», но никак не снять напрямую. Можно увеличивать изображение сколько угодно, можно даже разглядеть кристаллическую решетку материала плащаницы, но не лептон Пилата. Ни с помощью аппарата VP-8, ни с помощью других программ «устранения погрешностей», невозможно точно определить, чтó якобы собой представляют круглые объекты на глазах изображения. Каким бы мощным по плотности ни был бы снимок, он так или иначе делается с полотна с раппортом 1:3, т. е. с самой плащаницы. При этом, чтобы восполнить пробелы, компьютерные программы используют тот или иной алгоритм, заранее определяющий, как будут заполнены лакуны. Других методов нет и быть не может. Напр., при увеличении фотографии человеческого лица компьютер уже «знает» его физиологию и восполняет пробелы по этому шаблону. Разумеется, если компьютеру задать шаблон монеты времен Тиберия–Пилата, то нет ничего удивительного, что круглые пятна «превращаются» в лептоны Пилата. Наоборот, было бы странно, если бы они «превращались» во что-то иное...

И, кстати сказать, это, мягко выражаясь, неправда, что монеты с указанной опечаткой (точнее, со смешением греческого и латинского написаний) не были известны до исследований Джексона и других. До поднятия шумихи вокруг Теории монеты на этот артефакт просто-напросто не обращали особого внимания. Ведь монеты были «обнаружены» не археологами при очередных раскопках, а владельцами уже имеющихся коллекций! И отнюдь не известно, какой шаблон использовался при «восстановлении надписи» на круглых пятнах полотна... Так что не удивительно, что даже некоторые сторонники подлинности Туринской реликвии скептически относятся к Теории монеты.

Теперь, дабы окончательно разобраться в вопросе, был ли у евреев периода Второго храма обычай класть монеты на глаза покойника, следует обратиться к другим, серьезным, источникам. В частности, этот вопрос поднимался автором каталога еврейских оссуариев Л. И. Рахмани[3] и профессором Р. Хахлили[4], причем Рахэль Хахлили открыто признает ошибочность данного предположения[5]. А Рахмани справедливо указал ярому стороннику Теории монеты Фрэнсису Филасу, что нет никакого повода идентифицировать пятна на Туринской плащаницы в качестве отпечатков монет времен Пилата; кроме того, единичные случаи нахождения монет в черепе погребенного никак не могут указывать на общепринятость обычая класть монеты на глаза[6].

И все-таки, о каких же единичных случаях идет речь? В пустыне Негев, на набатейском кладбище города Мамшита (он же Мампсис, он же Курнуб), в двух могилах были обнаружены монеты Траяна (ок. 117 г. н. э.), причем они были найдены не на глазницах, а между зубами покойного[7]. В древности среди язычников считалось, что такой монетой можно расплатиться с Хароном за перевозку в Аид, и набатеи перенимали эту традицию, как и вообще эллинистическую культуру, проявившуюся, напр., в изобразительном искусстве — в обращении к сюжетам греческой мифологии и стремлении к объемно-пластической трактовке формы. Кстати сказать, набатеи неоднократно участвовали в военных экспедициях Рима — в том числе и в осаде римлянами Иерусалима в 70 году, а в 106 году императором Траяном Набатейское царство было превращено в римскую провинцию Аравию. Так что отождествлять традиции евреев и жителей Мамшита 117 года было бы грубой ошибкой.

 

Харон

 

Чаще ссылаются на находки в Иерихоне и Иерусалиме. Так, в семейной гробнице Каиафы в черепе женщины была обнаружена монета Агриппы I[8]. Подобные монеты в двух случаях были обнаружены в черепах при раскопках в Иерихоне[9]. Исследователи не сомневаются, что эти монеты были помещены в могилы во время самих похорон, однако предполагают, что монеты эти являются т. н. оплатой Харону (обол Харона)[10], о которой сказано выше, а следовательно, монеты находились не на глазах, а во рту покойника. По-видимому, этот обычай, перенятый у язычников, в редких случаях все-таки практиковался евреями — прежде всего, эллинизированными саддукеями. Однако это языческое влияние на обряд похорон евреев было столь ничтожно, что на данный момент археология располагает только тремя вышеупомянутыми фактами обнаружения черепов с монетами внутри — только тремя из сотен обнаруженных черепов.

Случай же, когда монеты были обнаружены непосредственно на глазницах черепа, в Палестине вообще единичен. Так, в 1970 году Мордехай Гихон опубликовал статью в журнале קדמוניות, посвященную раскопкам в оазисе Эн-Бокек (עין בוקק) в области Мертвого моря. Там были обнаружены останки человека с двумя серебряными денариями Адриана (ок. 133 г. н. э.) на глазницах черепа[11]. Однако в данном случае вообще нельзя точно определить был ли покойный евреем, или он был язычником. Во всяком случае, Рахэль Хахлили считает «очень сомнительным», что преданный земле человек был евреем[12].

Таким образом, поводя итоги, можно смело утверждать, что, вопреки мнению т. н. синдонологов, обычай класть монеты на глаза покойного ни в коем случае не был общепринятым среди евреев периода Второго храма. Три известных археологии случая, когда в еврейских могилах в черепах покойного были обнаружены монеты, по всей вероятности, говорят лишь о ничтожном языческом влиянии на еврейский ритуал похорон, причем опять же эти факты ничего не говорят об обычаи класть монеты именно на глаза, а не в рот или на щеку, как практиковалось у эллинов. Мнение о том, что указанный обычай был общепризнанным среди евреев, порождено самими апологетами подлинности Туринской плащаницы, точнее сторонниками Теории монеты, и не может быть обосновано ни литературными, ни археологическими свидетельствами.

Вообще, показательно, что т. н. синдонологи в аргументации используют логически ошибочный и софистический метод порочного круга. Пятна на изображении Туринской плащаницы они отождествляют с отпечатками монет и при этом утверждают, что обычай класть монеты на глаза покойного существовал у евреев во времена Иисуса. Причем последнее утверждение «обосновывают» прежде всего самими же пятнами на Туринской реликвии, ибо, как показано выше, всерьез апеллировать к другими свидетельствам они просто не могут.

 


[1] Jumper E. J., Stevenson K., Jackson J. P. Images of Coins on a Burial Cloth? // The Numismatist, July 1978, p. 1350–1357.

[2] См., напр.: Wilson I. The Turin Shroud: The Burial Cloth of Jesus Christ? New York, 1978, p. 200.

[3] Rahmani L. Y. The Shroud of Turin (Polemics and Irenics). // Biblical Archaeologist 43, 1980, p. 197.

[4] Hachlili R., Killebrew A. Was the Coin-on-Eye Custom a Jewish Burial Practice in the Second Temple Period? // Biblical Archaeologist 46, 1983, p. 147–153.

[5] Hachlili R. Jewish Funerary Customs, Practices and Rites in the Second Temple Period. // Supplements to the Journal for the Study of Judaism 94. Leiden – Boston, 2005, p. 441.

[6] Rahmani L. Y. A Note on Charon’s Obol. // ‘Atiqot 22, 1993, p. 149–150.

[7] Negev A. The Nabatean Necropolis of Mampsis (Kurnub). // Israel Exploration Journal 21, p. 110–129.

[8] Greenhut Z. The ‘Caiaphas’ Tomb in North Talpiyot, Jerusalem. // ‘Atiqot 21, 1992, p. 70.

[9] Hachlili R., Killebrew A. Jericho — The Jewish Cemetery of the Second Temple Period. // Israel Antiquity Reports 7. Jerusalem, 1999, p. 135.

[10] Hachlili R., Killebrew A. Jewish Funerary Customs during the Second Temple Period in Light of Excavations at the Jericho Necropolis. // Palestine Exploration Quarterly 115, 1983, p. 127–128; Rahmani L. Y. A Note on Charon’s Obol. // ‘Atiqot 22, 1993, p. 149–150.

[11] «Кадмонийот», 1970 г., т. 12, стр. 138 и 141, на иврите.

[12] Hachlili R. Jewish Funerary Customs, Practices and Rites in the Second Temple Period. // Supplements to the Journal for the Study of Judaism 94. Leiden – Boston, 2005, p. 443.

 

 

   

Библиотека Руслана Хазарзара  
Hosted by uCoz