Вознесение Моисея
 
 

 

ВОЗНЕСЕНИЕ МОИСЕЯ

Перевод и комментарии Вадима Витковского.

 

Этот важный иудейский апокриф датируется предположительно началом I в. н. э. (вскоре после смерти царя Ирода Великого). Полный текст не сохранился. Дошедшие греческие фрагменты невелики, еврейский текст, с которого, очевидно, был сделан греческий перевод, не дошел вовсе. В наиболее полном виде «Вознесение Моисея» сохранилось на латинском языке (в единственной рукописи). Дошедший текст представляет собой первую часть апокрифа, которая и является собственно апокалиптической: готовящийся к кончине Моисей раскрывает будущее своему преемнику Иисусу Навину (ср. 31—32 главы Второзакония). Многие места читаются плохо и могут быть истолкованы в лучшем случае предположительно.

Editio princeps: А. М. Ceriani. Monumenta sacra et profana. I, fasc. 1, Milano, 1861.

Настоящий перевод выполнен по изданию: Е.-М. Laperrousaz. Le Testament de Moise. // Semitica, № 19, 1970.

 


 

Вознесение Моисея

I. [Завещание Моисея, данное им в сто двадцатый год жизни его,] который есть две тысячи пятисотый год от сотворения мира, а по тем числам, что на Востоке, — четырехсотый по отправлении из Финикии[1], — когда вышел народ с Моисеем и дошел до Аммона за Иорданом по пророчеству Моисееву в Книге Второзакония. Позвал Моисей к себе Иисуса, сына Навина, человека, угодного Господу, дабы стал он преемником народа и Ковчега Завета со всеми святынями его и дабы ввел народ в землю, данную коленам его (Втор.31:14), — дать им ее по завету и по клятве, которую произнес он в скинии, что даст ее через Иисуса; и сказал Моисей к Иисусу такое слово: “Обещай, что все сотворишь, что поручено тебе, сотворишь со старанием, в точности и без ропота, ибо так говорит Господь мира. Создал Он мир ради народа Своего и не сделал начала творения ясно видимым от начала мира, дабы обличились тем народы и низкими речами своими обличили себя. Так Он измыслил и изобрел меня, от начала мира готового стать судьею завета Его. И ныне открою тебе, что совершилось время лет жизни моей и отхожу я в успение отцов моих. Предо всем народом прими писание сие, дабы не забывал ты хранить книги, кои передам тебе, ты же их расположишь в порядке и запечатаешь и положишь в сосудах глиняных в месте, созданном от начала мира, дабы призывалось имя Его вплоть до дня покаяния с почитанием, коим почтил их Господь на исходе дней (ср. Втор.31:25 и след.).

II. Войдут они с тобою в землю, которую назначил и обещал Он дать отцам их. В ней благословишь ты и дашь каждому и установишь им жребий мой и утвердишь им царство и управление на местах определишь им по тому, как угодно будет Господу их по суду и справедливости. После того как войдут в землю свою, пройдет [пять][2] лет, и будет власть вождей и тираннов восемнадцать лет[3], и на девятнадцать лет[4] отделятся десять колен, ибо отойдут два колена и перенесут Ковчег Завета. Тогда Бог небесный явит ковчег свой и башню святилища своего. И утвердятся два колена святости, десять же колен установят себе по законам своим царства. И будут приносить жертвы двадцать лет[5]: за семь лет соорудят стены, и ограждать их буду девять лет, и нападать будут на завет Господень [четыре года], и, наконец, осквернят договор, который сотворил с ними Господь. И принесут детей своих в жертву чужеземным богам, и установят в скинии идолов, служа им, и в доме Господа будут вершить преступления, и многих идолов всех животных сделают.

III. В те времена придет к ним с востока царь, и покроет конница землю их, и сожжет он огнем поселения их со святым храмом Господним, и все святые сосуды он истребит, и весь народ изгонит, и уведет их в землю отчизны своей, и два колена уведет с собой. Тогда воззовут два колена к десяти коленам, и лягут словно львица, покрытые пылью в полях, алчущие и жаждущие с детьми нашими, и возопиют: “Праведен и свят Господь! Отчего вы грешили, а мы так же уведены с вами?” Тогда восплачут десять колен, слыша слова упрека от двух колен и скажут: “Что сделали мы вам, братья? Не во весь ли дом Израилев вошло горе это?” И все колена восплачут, вопия к небу и говоря: “Бог Авраама, Бог Исаака, Бог Иакова, воспомни завет Твой, который заключил Ты с ними, и клятву, которою клялся Ты им, что никогда не упразднится семя их от земли, которую Ты дал им” (Быт.15:18; 26:24; 28:13).

И в тот день воспомнят имя мое, говоря колено к колену, и всякий человек к ближнему своему: “Не то ли это, в чем удостоверял нас Моисей в пророчествах своих, он, претерпевший многое в Египте и в Чермном море, и в пустыне в продолжение сорока лет, свидетельствуя и призывая в свидетели небо и землю, да не преступим мы заповедей Его, в коих был он нам судьею; и так случилось с нами по словам Его, и по уверению Его, как свидетельствовал он нам в те времена (Втор.28:15 и след.), и вышло, что ведут нас, плененных, в Восточную землю, где и будем мы рабами около семидесяти семи лет (ср. Иер.25:11)”.

IV. Тогда войдет один, стоящий над ними[6], и прострет руки, и преклонит колени свои, и станет молиться за них, говоря: “Господи, Царь всех, на высоком престоле властвующий над миром, возжелавший, дабы сей народ был народом Твоим избранным, — тогда хотел Ты называться их Богом по завету, который заключил Ты с отцами их. И пошли они, плененные, в землю чуждую с женами и детьми своими, и пребывают у врат иноплеменных и там. Где же величие великое? Призри и смилуйся над ними, Господь небесный!” Тогда воспомнит о них Бог по завету, что сотворил Он с отцами их, и явит Он милосердие Свое, и вложит в те времена в душу царя, дабы смиловался над ними, и отпустит их царь в землю и область их. Тогда поднимутся некоторые части колен и пойдут в свое место установленное и обновят укрепления его. Два же колена пребудут в вере своей, печальные и плачущие, ибо не смогут принести жертв Господу отцов своих, десять же колен увеличатся и умножатся среди племен во времена пленения их.

V.[7] Когда же приблизятся времена обличения, мщение наступит от царей, соучастников преступлений, кои разделятся воистину. Потому и было сказано: “Уклонятся от праведности, и перейдут к неправедности, и осквернят нечестиями дом служения своего, и осквернятся служением чужим богам. И не последуют истине Божией, но осквернят алтарь дарами, кои воздадут Господу — не жрецы, но рожденные рабами от рабов. Ибо те, которые суть ученые учителя их, будут взирать в те времена на лица страстей, и, принимая дары, продадут праведность в наказаниях. И настолько наполнится население и предел обитания их преступлениями и обидами Бога, что те, кто творил беззаконие пред лицем Господа, судьями станут и судить будут, кто как пожелает”.

VI. Тогда восстанут у них цари властные. Назовутся они священниками великого Бога и удалят творящих нечестие от святая святых. И придет вслед за ними царь дерзновенный, который не будет из рода священнического[8]. Сей человек — безрассудный и злой, и будет судить он их, как они того достойны. Истребит он вождей их мечом, и в неизвестные места порознь положит тела их, дабы не ведал никто, где тела их. Погубит он старших возрастом и юношей не пощадит. Тогда страх пред ним будет великий в земле их, и станет он вершить суд над ними, как вершили его Египтяне, тридцать четыре года[9], и покарает их. И породит он сыновей, кои будут царствовать не столь долго, и придут в землю их когорты мощного царя Западного[10], и одолеет он их и уведет в плен и часть храма их огнем сожжет, некоторых же распнет вокруг поселения их.

VII.[11] После того совершатся времена (...) и будут править ими люди погибельные и нечестивые, называющие себя праведными, и возбудят они гнев душ своих, будучи людьми коварными, себе угождающими, лживыми во всех делах своих и во всякий час дня, любящими пиры, чревоугодниками (...) пожиратели имущества бедных, скажут, что творили это по милосердию (...) и истребляя стяжателей. Будут обманывать, скрываясь, дабы не уличили их, нечестивцев, в преступлении, исполненные неправедности, от восхода до заката говоря: “Будут у нас роскошные ложа, и станем есть и пить на них. И помыслили мы, что будем, словно князья”. И руки их, и умы творят нечистое, и уста их полны слов надутых. И скажут они: “Не касайся, да не осквернишь места моего (...)”.

VIII. Придет к ним мщение и гнев, какого не бывало у них от века до того времени. Тогда восставит им Господь царя из царей земли и мощь из мощи великой, что распнет на кресте исповедующих обрезание. И предаст он пыткам тех, кто откажется, и повелит в оковах отвести в темницу. А жен их отдадут богам языческим; сыновья же их, мальчики, обрезанные врачами, принуждены будут принять необрезание[12]. Будут карать их пытками, огнем и железом, заставят их носить идолов своих оскверненных, как и те, кто им служит, и заставят их мучители войти в тайное место свое, и понудят их стрекалами произнести слова хульные, а потом и законы похулить, положенные на алтаре их.

IX. Тогда восстанет муж из колена Левиева, имя коему будет Таксо[13]. Имея семерых сыновей, обратится к ним с просьбою: “Смотрите, сыны, вот, свершилось второе отмщение народу — жестокое и нечестивое, и пленение безжалостное, и превосходят они бывшие доселе. Какое племя, какая земля, какой народ, нечестивых, творивших преступление в доме своем, столько бед претерпел, сколько нас обступило? Ныне, послушайте меня, дети, ибо видите и знаете, что никогда не испытывали Бога ни родители наши, ни праотцы, преступая заповеди Его. Ибо знаете: в этом сила наша. Сделаем так: будем поститься три дня, а на четвертый день войдем в пещеру, которая на поле, и умрем лучше, чем преступим заповеди Бога богов, Господа родителей наших. Если так сотворим и умрем, кровь наша отомщена будет пред Господом”.

X. И тогда явится царствие Его во всяком творении Его. И тогда диавол обретет конец, и скорбь с ним отойдет. Тогда наполнится рука ангела, утвержденного на небесах[14], и тотчас избавит он их от врагов их. Ибо поднимется Небесный с престола царствия Своего и выйдет из святого жилища Своего с негодованием и гневом на сынов Своих. И задрожит земля и до пределов своих сотрясется, и высокие горы понизятся и сотрясутся, и долины падут, солнце не даст света, и во мрак обратятся рога луны и сокрушатся, и все обратится в кровь, и круг звезд смешается, и море отступит до бездны, и источники вод иссякнут, и реки высохнут. Ибо восстанет великий Бог, единый и вечный, и явится всем и отомстит народам и уничтожит всех идолов их[15]. Тогда блажен будешь ты, Израиль, и поднимешься ты на головы и на крылья орлиные, и наполнятся они воздухом, и возвысит тебя Бог и утвердит тебя в небе звездном в месте пребывания звезд. И воззришь с высоты, и увидишь врагов своих на земле, и узнаешь их, и возрадуешься, и возблагодаришь, и хвалу вознесешь Создателю твоему. Ты же, Иисус Навин, сбереги слова сии и книгу сию. Ибо от того дня, когда приму я смерть, пройдет до пришествия Его двести пятьдесят времен[16]. Столько времени пройдет, пока не прейдут времена. Я же отхожу к успению отцов моих. Итак, ты, Иисус Навин, мужайся, тебя избрал Бог быть мне преемником в завете сем” (Втор.31:7).

XI. Когда услышал Иисус слова Моисея, записанные в писании его, и все, что предрек он, разодрал одежды свои, пал к ногам его, и утешал его Моисей и плакал с ним. И отвечал ему Иисус и сказал: “Утешишь ты меня, господин мой Моисей, и как утешить меня в том, что сказано голосом горьким, что вышел из уст твоих, и полон слез и рыданий, ибо уходишь ты от народа Израилева. Какое место примет тебя, каков будет памятник могильный, кто осмелится перенести тело твое из одного места в другое? Ибо у всех, кто умирает в свое время, есть могилы свои на земле, твоя же могила — от восхода солнца до заката, и от австра до аквилона[17] — весь мир есть могила твоя, господин мой. Уходишь ты, и кто будет питать народ сей, и кто сжалится над ними, и кто вождем будет им в пути, и кто молиться станет за них? Не смогу я и одного дня вести их в земле предков. Как же буду я народу сему словно отец для единого сына или мать для дочери-девицы, что готовит ее для славного мужа, оберегает, боясь, тело ее от солнца и старается, дабы не поранила та ног своих, бегая по земле? Как дам им пищу по желанию их и насыщу их? Ведь их шестьсот тысяч[18] — возросло их число молитвами твоими, господин мой Моисей. Какая же у меня мудрость и какое разумение в доме Божием словами судить и давать ответы? Но и цари Аморрейские, когда услышат об этом, помыслят, что одолеют нас, ибо нет больше с нами Духа Святого, достойного Господа, слову многоликого и непонятного Господа верного во всем, божественного пророка всего мира, ведь умер он и нет более в веке сем учителя, — и скажут они тогда: “Пойдем на них, если нечестивое совершили они единожды Господу своему, нет у них заступника, который бы вознес молитвы Господу, каков был Моисей, великий вестник. Он по целым часам стоял днем и ночью коленами своими на земле, молясь и взирая на мир и всех людей с милосердием и праведностью, памятуя о завете предков своих и клятвами умилостивляя Господа”. Итак, скажут они: “Не с ними Бог. Пойдем же и сотрем их с лица земли”. Вот как будет с народом сим, господин мой Моисей”.

XII. И, закончив слова свои, вновь пал Иисус к стопам Моисеевым. И взял Моисей его за руку и посадил пред собою на сидение. И отвечал и сказал ему Моисей: “Иисус, не бойся за себя, но будь уверен и внемли словам моим. Все народы, какие есть в мире, создал Бог, и предусмотрел Он о них и о нас от начала творения всего мира. И до скончания века нет ничего, чего бы не усмотрел Он до самой малой вещи, но все он предусмотрел и устроил... Все в этом мире предусмотрел Он, и вот, [истребляется...][19] Меня поставил он молиться за них и за грехи их — и заступником быть им — не по добродетели моей и не по немощи, но в меру милосердия Его и терпения Его. Говорю же тебе, Иисус: не по благочестию народа сего истребишь ты язычников; все тверди небесные Богом созданы и одобрены, и лишь под Его десницею они. Итак, творящие и совершающие заповеди Божий возрастают и по доброму пути продвигаются, а согрешающим и пренебрегающим, нет им добрых заповедей в том, что предсказано. И будут они покараны язычниками и преданы многим пыткам. Но не может быть того, чтобы совершенно уничтожил их Он и оставил (Втор.30:4). Ибо выйдет Бог, провидящий все вовеки, и тверд завет Его и клятва в том, что...”

 


[1] Речь идет о переселении Иакова с сыновьями в Египет. Финикией назван Ханаан.

[2] Число “пять” вставлено издателями на основании Нав.14:10.

[3] Подразумеваются не реальные годы, а царствования, а именно правление 15 судей и трех царей единого Иудейского государства — Саула, Давида и Соломона.

[4] Речь идет о правителях Израильского (Северного) царства — от Иеровоама I до Осии.

[5] Речь идет о правителях Иудейского (Южного) царства.

[6] Вероятно, речь идет о пророке Данииле.

[7] Текст главы испорчен. Можно предположить, что в ней говорится о правителях из Хашмонайской династии (II—I вв. до н. э.).

[8] Речь идет о царе Ироде, который был не только не священником, но даже не евреем, а идумеянином.

[9] См. Иосиф Флавий. Иудейская война, I, 33, 8.

[10] Подразумевается карательная экспедиция в Иудею и Галилею римского полководца Вара (4 г. до н. э.). См. Иосиф Флавий. Иудейские древности, XVII, 10, 9 и сл.

[11] Текст главы очень сильно испорчен.

[12] Ср. 1 Мак.1:15; Иосиф Флавий. Иудейские древности, XII, 5, 1.

[13] Высказывалось много догадок относительно того, кто тут имеется в виду. Правдоподобной представляется гипотеза, что прототипом этого вымышленного персонажа является герой Второй и Четвертой (апокрифической) Книг Маккавейских книжник Елеазар, принявший мученическую смерть. — См. 2 Мак.6—7; 4 Мак.1. Если это верно, нужно предполагать, что настоящее имя должно писаться “Таксок”, т. к. суммы числовых значений букв в именах “Елеазар” и “Таксок” равны. Кроме того, во Второй Книге Маккавейской вслед за Елеазаром погибают от рук язычников семеро сыновей одной матери, а в нашем месте говорится о семерых сыновьях самого Таксо.

[14] Очевидно, речь идет об архангеле Михаиле. Ср. Дан.12:1, а также кумранскую «Войну сынов света против сынов тьмы» (17:6).

[15] Ср. Книги Сивилл VIII, 231-243; Откровение Петра, V.

[16] Возможно, имеются в виду 250 седмин (= 1750 лет).

[17] То есть от юга до севера.

[18] Рукописное чтение — “сто тысяч”. Исправление (DC вместо С) сделано на основании Исх.12:37; Чис.1:46.

[19] Тест испорчен.

 

 

 

Библиотека Руслана Хазарзара

10 Kb
Hosted by uCoz